Воскресенье, 19 сентября, 2021
More

    Новые

    «Счастье — в самой жизни»

    Яркая, но скромная, негромкая, но требовательная, всегда узнаваемая, «сотканная из любви» по единодушному определению ее трех детей.

    Сегодня в нашей рубрике долгожданная и очень почетная гостья: Татьяна Евгеньевна Михалкова, член-корреспондент российской Академии наук, президент благотворительного фонда «Русский Силуэт», любящая жена и мать.

    Татьяна Евгеньевна, спасибо огромное за то, что согласились с нами побеседовать. Скажите, пожалуйста: какая роль труднее — роль преданной жены и матери или роль президента благотворительного фонда?

    Мне кажется, что роли раздают в театре или в кино, а жизнь — она как идет, так идет. И время само расставляет свои акценты. Но существует право выбора: «или – или». Редко когда бывает «и-и».

    В моей жизни самым определяющим моментом был случай, когда я работала в лучшем общесоюзном Доме моделей, самом престижном, выезжающем за границу. Дом моделей диктовал моду на все пространство СССР.

    Я встретила Никиту, когда как раз должна была состояться моя поездка в Америку. Это было время «железного занавеса», поэтому о такой поездке можно было только мечтать. У многих девушек даже ломались судьбы из-за таких командировок.. Мне говорили: «Да таких Никит у тебя еще на каждом углу будет пачка!» То есть передо мной стоял выбор: или семья, или Америка.

    А поездка, и правда, была соблазнительная! Когда с тобой работают лучшие художники Дома моделей, и возлагаются такие надежды! Коллекция тщательно продумывается, режиссер ставит показ. Но я выбрала в итоге семью. Помню, как Сергей Владимирович (Михалков) и Никита мне говорили: зачем ты мотаешься в Москву (а мы жили тогда на даче), это так тяжело! По итогу на семейном совете было принято решение, что я оставляю Дом моделей.

    Конечно, это решение далось мне непросто, но я поддерживала дружбу и с манекенщицами, и с дизайнерами. В дальнейшем благодаря моим крепким связям в мире моды мне удалось создать благотворительный фонд «Русский Силуэт», который существует уже почти 25 лет. Задумывался он как программа помощи молодым модельерам, охватывал более 200 учебных заведений. Знаете, когда на каких-то встречах ко мне подходят девушки ростом 1,80 или очень экстравагантного вида юноши, то Никита мне говорит: «Смотри, «твои» пришли!» (смеется).

    Что стало с отечественной модой в 90-е?

    До начала 90-х мы были изолированы во всем. Мы не могли общаться с иностранцами, давать интервью. Нам выдавали зарубежные журналы моды в библиотеке Дома моделей на руки на час, не более. А в 90-е годы все эти зарубежные Дома моды хлынули в Россию! Они открывались у нас повсюду. Соответственно, отечественные дизайнеры были отодвинуты на задний план и забыты. Ситуация с нашей модой была катастрофическая! Я даже помню показы в каких-то подвалах. Все заполонил сплошной Китай, а в Манеж люди стояли за распродажей джинсов, а не за выставками.

    Единственные, кто безболезненно вошел в эту систему, были модели. У нас потрясающий генофонд, и наши прекрасные красивые девушки могли уже сами напрямую заключать контракты с зарубежными агентствами и выезжать. Эти модели 90-х сами добились многого. Я знаю это еще потому, что мы 4 раза в год выезжали снимать все показы «кутюр» и «прет-а-порте» и делали интервью с нашими ведущими моделями. Володина, Пантюшенкова, Водянова, Вялицына и многие другие.

    Программу мы строили так: известные Дома моды Европы и показ от фонда «Русский Силуэт». Все, что касается креатива, было представлено великолепно, и эти коллекции из 5 вещей просто взрывали мир. Но потом вставал вопрос: куда с этим идти? Оказалось, что наша мода в то время была никому не нужна. Покупали то, что пользовалось экономическим спросом. Вкладываться в это никто не хотел, а соперничать с Домами, которым по 100-200 лет, просто невозможно.  Мы даже в Думу обращались с этим вопросом!

    На телевидении выходили две программы, посвященные моде. Несколько сезонов популярнейшего шоу «Ты — супермодель» на СТС, где я была бессменным председателем жюри. Права на программу были выкуплены у Дональда Трампа. С нашей легкой руки именно оттуда мы давали «путевку в жизнь» и лучшим моделям, и дизайнерам. Вторая телевизионная программа выходила на ТВЦ – «Базар», так называемый путеводитель по миру моды и стиля. В ней мы рассказывали об актуальных тенденциях в мире и освещали деятельность отечественных дизайнеров.

    Как Вы оцениваете показы фонда «Русский Силуэт»?

    Показы проходят на очень высоком уровне! Посмотрите фильмы, посвященные гранд-финалам в Гостином дворе — это же просто шикарно! Было 12 конкурсов, сейчас будет 13-й, это наше учебное пособие. У нас есть призовой фонд, и наши победители традиционно получали стажировки в известных Домах, но эти Дома сейчас исчезли! Пандемия внесла свои коррективыи в мир моды. Laurel, например, закрыли все представительства. Но мы продолжаем нашу программу. Ездили недавно в Иваново, в Курск, в Тулу. Богата талантами русская земля.

    Вас называли русской «Твигги» модельного мира. Вам это импонировало?

    Конечно. Мой образ был нетипичный для советского подиума. Такая девочка-подросток, «веточка». «Боттичеллиевская девочка», как говорил Слава Зайцев. Сегодня этот образ очень растиражирован, а тогда — нет. Я всегда выходила невестой на подиум и заканчивала показ. Потом я узнала за рубежом, что показ обычно закрывает любимая модель дизайнера, поэтому это очень, конечно, приятно.

    В одном интервью Вы сказали, что Вячеслав Зайцев научил советских женщин быть женщинами. Что такое быть женщиной?

    Слава Зайцев не только делал показы в свое время, но выступал и как искусствовед. Раньше на показе всегда сидел ведущий культуролог, который рассказывал о тенденциях в моде. Вот таким был Слава. Он как бы давал советским женщинам надежду в этой жизни! Он учил, как женщине надо себя преподносить.

    В юности Вы очень любили английский язык и английскую литературу. Как часто Вам приходится сейчас вспоминать английский язык, и кто Ваш любимый английский автор?

    В юности я очень любила Голсуорси, Моэма, О′Генри. Смешно, но, приехав в Англию, я поняла, что мое произношение неактуально. Все упростилось. Говорят проще и на сленге. Мелодика английского языка сегодня в Англии практически не слышна. Языком я занималась всегда, даже когда сидела с детьми. Иногда помогаю Никите по работе – перевожу сценарии. И мне не нужны переводчики при встрече с зарубежными гостями.

    «В Михалкове я увидела мужчину и поняла, что пропала» — это Ваши слова про первую встречу с будущим мужем. Известно, что Никита Сергеевич человек властный и авторитарный, и только очень мудрая женщина могла бы быть рядом с таким мужчиной. В чем секрет вашего долгого брака?

    Все было по любви — это основное. Наталья Петровна (Кончаловская) всегда говорила: «Главное — это смотреть в одну сторону». Я долгое время этих слов не понимала. Потом осознала. Это значит единое восприятие. Не обязательно быть только при муже и заниматься только его делами. У меня есть свое, у него есть свое. Главное — любовь, вера, надежда и прощение. С Никитой надо быть сильной женщиной, потому что он может задавить масштабом своей личности (смеется).

    Откуда появилась идея создания благотворительного фонда «Русский Силуэт»?

    Было несправедливо с открытием «железного занавеса», что все к нам приезжают, а мы не имеем возможности показать миру моду России. Производство уничтожалось. Это была идея помочь молодым российским дизайнерам. К сожалению, сейчас мы получили такую картину: если дизайнер «прорвался» наверх, то его цены зашкаливают, потому что ему очень дорого досталось это восхождение на «олимп». А нам очень нужна какая-то доступная национальная марка одежды, которая бы охватила широкие слои населения и получила бы государственную поддержку.

    А такая перспектива у нас есть в принципе?

    Да, конечно. Предпосылки все есть, очень много ребят талантливых. Под национальной маркой я подразумеваю и школьную форму, и спортивную, чтобы и малообеспеченные семьи имели бы к ней доступ.

    Каковы Ваши обязанности как президента?

    Участвую во всех процессах как идейный вдохновитель. Также езжу по России в командировки на региональные этапы нашего конкурса молодых дизайнеров — ничто мимо меня не проходит.

    Кому из ныне известных российских кутюрье дал «путевку в жизнь» «Русский Силуэт»?

    Настя Задорина, Александр Терехов, Вика Газинская, Алена Ахмадулина, Вардуи Назарян, Джемал Махмудов, Кирилл Гасилин, Олег Овсиев (Viva Vox), Бессарион, Таша Строгая, Михаил Манаков и многие другие талантливые дизайнеры — все они выпускники нашего Фонда.

    Как Вы думаете, если бы одна из Ваших дочерей — Надя, например, решила бы стать моделью, — как к этому отнесся бы Никита Сергеевич?

    Никита никогда не диктует, он мог мне что-то сказать, но девочкам — никогда. Они сами всегда все себе выбирали: и учебное заведение, и работу, и мужей.

    Кто из ваших детей больше характером в Вас, а кто — в Никиту Сергеевича?

    Трудно сказать. Актерские способности — у Анечки. Моментальный юмор и интерес к режиссуре — это у Темы. Сейчас он заканчивает работу над фильмом «Мистер Нокаут» про великого советского боксера. А про Надю вы и так все знаете сами — она выросла на глазах у всей страны.

    У Вас есть любимый парфюм?

    Люблю запахи свежести, цитрусовые. Hermes, например – выделяю для себя коллекцию Un Jardin. Очень нравился «Сибирский цирюльник» от Новой Зари, выпущенный специально к премьере одноименного фильма Никиты Сергеевича.

    Бантик в волосах — это уже тренд Татьяны Михалковой. Наши читатели не простят мне, если не задам вопрос о том, как он появился.

    Это оберег. Это было моим уважением к Коко Шанель. Бантики у нее присутствовали повсюду. Люблю!

    Вы счастливая женщина?

    Да, конечно. Я нахожу счастье ежедневно в самой жизни.

    Новое

    К ПРОЧТЕНИЮ

    Раз в неделю мы отправляем подборку с самыми популярными статьями.