Вторник, 4 октября, 2022
More

    Новые

    Юрий Грымов: «С дураком трудно. И зачем мне с ним работать?»

    Как осилить четыре тома «Войны и мира», почему актеры — сплошь умные люди и насколько сложно адаптировать книжные произведения к театральной сцене? Об этом и не только рассказал один из самых именитых российский режиссёров театра и кино, заслуженный артист Российской Федерации — Юрий Грымов ведущему популярного шоу Week & Star на «Европе Плюс» Александру Генерозову.

    Было бы невежливо не спросить у театрального режиссёра о ближайших постановках. В том, что удивите — не сомневаюсь.

    У нас достаточно обширная программа, сейчас мы продолжаем показывать спектакль «Пётр I». Как известно многим — он являлся иноагентом и мы это не то, чтобы доказываем — мы рассуждаем на данную тему. Это первый часть из трилогии «Антихрист и Христос». Второй станет — «Леонардо да Винчи», а завершится это всё постановкой «Иуда». В течение года–полутора планируем показать зрителю эти три важнейших спектакля. Весной же, готовится картина «Масквичи» — именно через букву «а». Это будет очень трогательная история. Я большой поклонник Данелии и давно хотел реализовать эту ироничную комедию.

    Вы, наверное, первый, кто поставил на сцене произведение Толстого — «Война и мир»…

    Если говорить о современной истории театра, то второй. Сначала эта картина появилась у Петра Наумовича Фоменко. Она называлась «Начало романа». Только после этого её поставил я. При этом, мы решили замахнуться на все четыре тома. Очень горжусь этой работой, её успехами. Идёт она нестрашные для зрителя 3 часа 40 минут с двумя антрактами.

    Вы работаете не только с пьесами, но и с литературными произведениями. Что сложнее: адаптировать литературу к кино или к сцене?

    Здесь вопрос в том, как я сам это вижу. Изначально — мы должны договориться, как это будет выглядеть. На примере «Войны и мира» подзаголовок такой: «Русский Пьер». То есть Пьер Безухов превращается в Петра Кирилловича, в русского патриота — вот, что я увидел в произведении Толстого. Для меня это одна из самых важных линий. Для вас это, возможно что-то другое. Я рад тому, что зритель легко воспринимает данную постановку и в наше время, думаю, она особенно актуальна. Смотрите: все прогрессивные люди Москвы говорили на французском языке. А потом резко этот язык стал языком врага! Люди приходят в театр, чтобы увидеть себе подобных, подумать и получить знания. Мало кто приходит посмотреть на актёра из телевизора.

    Для многих произведение «Война и мир» является камнем преткновения. Масса людей осилила три тома, а на четвёртом бросила чтение. Как вы прошли это испытание?

    Когда повзрослел, я, всё-таки, заставил себя осилить произведение полностью. Как раз в этот момент и почувствовал, что вижу то, чего раньше не замечал. Но считаю, что многое ещё зависит от педагога. Этот спектакль, как раз–таки, может стать тем самым учителем, который направит зрителя на чтение самого произведения. Чтобы человек прочитал и разобрался во всём.

    Расскажите нам про актёров. За многими я замечал болезненную фиксацию на слове «театральный». Почему так?

    Хороший актёр чётко знает себе цену, и, самое важное — он знает цену другим. У любого таланта спроси: кто хорошо играет? — он назовёт фамилии. Плохой же этого не сделает, потому что считает достойным лишь себя. Мне очень нравятся слова Аль–Пачино на этот счёт. Когда его спросили, кто такой актёр, он ответил: «Это канатоходец. Только в театре канат натянут под потолком, а в кино он лежит на полу». Театр — абсолютный вид искусства, потому что на сцене играют живые люди.

    Для актёра важен ум? Тарковский говорил, что видел разных актёров, но умных — ни разу.

    Не совсем с этим согласен. Есть расхожее выражение, что актёр — это сосуд, который надо наполнить. Но если сосуд пустой и вы туда кричите, услышите лишь эхо. А если он и наполнен, то, в первую очередь, как человек — своим отношением к жизни. Лично я дураков–актёров не встречал. Посмотрите: Петренко, Максаков, Ясулович, Носик — могу сколько угодно перечислять хороших ребят. Актёрская работа и уникальна тем, что помимо жизни на сцене — ты к ней очень серьёзно готовишься. И если в той же «Войне и мире» есть понятие «кавалергард», то я не стану объяснять играющему роль, кто это. Нужно самому найти информацию об этом. Если же он ждёт этого от меня и не может самостоятельно зайти в интернет или прочитать об этом в книге — это плохой артист, понимаете? Я думаю, развитие у актёров всё же довольно сильное. Ведь мы постоянно рассуждаем о героях — о людях, об их поступках. Все полученные знания в ходе подготовки к спектаклю важны и дают многое   в плане становления человека. А потом, скажу честно: с дураком трудно. И зачем мне с ним работать?

    Новое

    К ПРОЧТЕНИЮ

    Раз в неделю мы отправляем подборку с самыми популярными статьями.