Вторник, 4 октября, 2022
More

    Новые

    ЛЮБОВНАЯ ЗАВИСИМОСТЬ

    Любовная зависимость (или «любовная аддикция») — это входить в отношения и оставаться в ситуации невзаимности. В таких случаях выстраивается ролевая система: одному нужно больше, а другому меньше. Один хочет больше любовных вкладов, а второй — меньше. Русский психиатр Цезарь Короленко писал об аддиктах-сталкерах и аддиктах-избегания: один любит, а другой позволяет себя любить. Это в корне неверная и даже деструктивная установка, которая препятствует сотворению здоровых любовных отношений.

    Но ужас одиночества и жажда любой коммуникации (хотя бы иллюзорной, псевдолюбовной) заставляет закрыть глаза на страдания невзаимности.

    Жаждущий в пустыне вместо песка видит оазис: так и в любовной зависимости сознание одурманено миражами. Психическими защитами — бессознательными системами самообмана с целью преуменьшения душевных страданий.

    Так, у страдающих участников любовной зависимости возникают искажения в восприятии: себя, партнера, всей ситуации и того, как вообще должна выглядеть здоровая любовь. Человек становится неадекватным. Его самооценка то завышается, то занижается: он не видит себя со стороны. Партнер — то идеализирован, то обесценен. Ситуация провозглашается то счастливой, то самой несчастной, но в обоих случаях — неверно и искаженно. Здоровыми отношениями начинают считаться самые деструктивные формы коммуникации: «бьет — значит любит», «кто любит, тот терпит», «любовь зла» и прочее. Насилие — физическое и психологическое — становится образом жизни. Если участники этой невзаимности до сих пор не разошлись, они оказываются в так называемых токсичных отношениях, отравляющих обоих. Псевдолюбовный токсикоз.

    Если же партнеры разошлись (или никогда и не сходились), то это не отменяет того болезненного самозабвения, в котором пребывают зависимые люди. Отношений никаких могло вообще не быть, но зависимый убежден в их существовании и страдает.

    Зависимые партнеры часто выносят токсичный сор из избы, из своей души, и этот сор неприятен всем: родственникам, друзьям, знакомым и незнакомым. До поры близкие терпят бесконечные разговоры зависимых о своих зависимостях, но впоследствии дистанцируются от них. Это невозможно слушать по сто раз.

    Зависимый и сам часто дистанцируется от близких, потому что иллюзии оказываются ближе, роднее, приятнее. Отказываются от друзей, общения с родственниками, даже перестают ответственно работать. Потому что посторонние люди и дела оцениваются сквозь призму связи с Тем Самым Человеком. Иначе зависимому скучно. Ему скучно все — кроме Этого Человека.

    Это свойство любой зависимости: алкогольной, наркотической, игровой и других — сокращение социального потенциала, уменьшение кругов общения.

    Остается только зависимый и тот, от кого зависят.

    Но и этот узкий круг сокращается, ведь зависимому не нужен даже он сам.

    Ему нечего делать в одиночку, он не принимает себя, не любит и не ценит. Ему постоянно скучно, пусто, одиноко. Отсутствуют хобби, настоящие увлечения. Он не умеет уединяться, для него уединение равно гнетущее одиночество. Поэтому в воображении возникает яркий образ другого — возлюбленного! Того Самого Человека, половиночки. Вот там интересно, там весело, там жизнь, там хобби и увлечения, все там — в иллюзиях.

    «Только в отношениях я чувствую себя живым». Так говорят любовные аддикты. 

    Иногда зависимые имеют какие-то интересы в своей жизни, но как только на горизонте появляется Тот Самый Человек — зависимый бросает все интересы, предает самого себя ради Того Самого. Жизнь — там.

    Часто зависимый, который бессознательно обманывает себя, совершает унизительные поступки перед Тем Самым. Извиняется без повода, угождает, стучится в закрытые двери, притом навязчиво. Зависимого слишком много, потому что и хочет он многого, а именно: всецело обладать Тем Самым.

    Великий психолог Эрих Фромм писал, что обладать другим человеком, манипулировать им, претендовать на власть над ним желают незрелые люди, которые по-настоящему не освоили искусство любить.

    Обладание другим человеком заполняет зависимому ту гнетущую внутреннюю пустоту, от которой он бежит, когда страшится уединения.

    «Раб мечтает не о свободе, а о своих рабах», — сказал Цицерон.

    Не желая признавать болезненную правду, зависимый не хочет сознавать, что он не обладает другим человеком, что коммуникация не взаимна.

    Например, парень говорит девушке: «Уходи! Я тебя не люблю!»

    А она, вместо того чтобы уйти, собирает консилиум подруг и спрашивает их, что он имел в виду.

    Но он же прямо попросил ее уйти! Зависимая девушка ищет между этих строк заветное «мне показалось», и если не находит, то зовет посторонних людей. Она не готова слышать правду, а начинает искать слова, которые будут выгодны ей. Выдергивая некоторые предложения из речи своих подруг, девушка начинает снова составлять ту картину мира, которую ей хотелось бы видеть. «Он просто устал», «зато он искренний со мной», «я сама его спровоцировала» и т.д. В этой искаженной реальности протекает любовная зависимость.

    Девушка может всем сообщать: «Мы решили сделать паузу, нам нужно время». 

    МЫ решили? НАМ нужно? Девушка искажает всю ситуацию, неверно ее доносит и сама верит в сказанное. Он выгнал ее и закрыл дверь. Она скребется обратно, а он не спешит открывать — вот что происходит. Но зависимая девушка не хочет этого признавать: ведь тогда будет еще больнее. Психические защиты ограждают ее от этой боли, застилают ей взор, и она придумывает другую версию происходящего. Теперь ей не так больно.

    Любовная зависимость — это своего рода наркотик, который мы выбираем, чтобы не принимать существующую реальность. Каждый из нас по-своему избегает ее: кто-то пьянствует, кто-то играет, кто-то курит, кто-то бесконечно меняет сексуальных партнеров, кто-то имеет любовную зависимость, а кто-то использует все способы сразу.  

    Чтобы отношения перестали быть созависимыми, потрудиться придется обоим партнерам вместе. И только на приеме у специалиста. Один партнер не избавит пару от «простуды» зависимости, которой «болеют» оба.

    Чтобы выйти из любовной зависимости, нужно искренне, от всей души признать три пункта:

    * Я себя не знаю.

    * Я не умею любить.

    * У меня любовная наркомания.

    Теперь есть возможность в ходе правильной работы со специалистом исцелиться и научиться по-настоящему любить: себя и другого человека.

    Новое

    К ПРОЧТЕНИЮ

    Раз в неделю мы отправляем подборку с самыми популярными статьями.